Джамму и Кашмир

Новости медленно и верно делают свое дело. Если постоянно повторять одно и тоже, то волей неволей в наших головах по кирпичику складываются устойчивые образы. Сколько я себя помню, «Джамму и Кашмир» в новостных лентах всегда идет в связке со словами: «война», «обстрелы», «конфликт», «обострение», «Пакистан». К сожалению, с момента раздела Индии в 1947 году штат раздирают конфликты между Индией и Пакистаном. Было даже несколько войн. Последняя из них, Каргильская в 1999 году. В результате военных действий около 60 % территории бывшего княжества Джамму и Кашмир контролирует Индия, 30% спорной территории отошло Пакистану, там образованы штаты Азад Кашмир и Северная Провинция. Китай оккупировал 10 % территории региона в 1962 году, построив сквозную дорогу через высокогорную область Аксай-Чин, ее мы проезжали в 2013 году. Это тоже спровоцировало военный конфликт 1962 года между Индией и Китаем. Население штата смешанное, около 60% мусульман и 30% индуистов. Если учитывать, что обе стороны конфликта являются ядерными державами, то становится понятно, насколько все серьезно.

Но именно здесь находится много интересного. Иногда штат называют «Малым Тибетом». Едем из Дели на север. Сразу становится понятно дорога будет не самой простой.


Путь в горы проходит через туннели

На нашем пути резиденция Далай-Ламы в Дармсале, деревушка Нагар, последнее место жизни Рериха и невероятное Лех-Манальское шоссе, лежащее на заоблачных высотах.

Дармсала оказалась небольшим горным городком, куда стекаются адепты буддизма со всего мира. Здесь Далай-Лама сеет доброе и вечное. График его серьезно расписан, поэтому мы можем посмотреть только его современную резиденцию, сам духовный лидер буддистов в это время дает учения в Америке. Это конечно не Потала в Лхасе, но все же безопасное пристанище для Далай-Ламы и нескольких тысяч тибетцев.


Один из храмов


Индийцы обличают китайцев в расправах

IMG_2528 IMG_2515

 

Нагар  — совсем маленький поселок, затерянный в горах. Там провел последние годы жизни Николай Рерих с женой, здесь они проповедовали Живую этику. Индийцы чтут его память. В школьной программе штата Химачал-Прадеш есть целый раздел посвященный идеям Рериха. Мне деревня запомнилась невероятно яркими цветами, теперь картинка с этих место украшает экран моего телефона.

 


Нагар прекрасен!

В Нагаре мы встречаем русских туристов, которые облюбовали Индию и приезжают сюда уже не первый год. В городке есть целая русская община, множество наших соотечественников живут здесь месяцами, работая волонтерами в центре Рериха. Долго восторгаются глядя на наши авто.


Русские туристы удивлены. Не знаю чему больше: жирафу или нашим машинам.

Начинаются узенькие горные дорожки.

 


Иногда мы случайно сталкивали индийские машины с пути…

На одной из дорог, поздно вечером в свете фар выскакивает…леопард! Перебежав на другую сторону дороги он на секунду замирает. Нам кажется это вечностью, пытаемся его рассмотреть в потемках. Подождав немного, грациозное животное прыгает в кусты и исчезает. Моя рука только включает видеокамеру, все длилось считаные секунды.

 

Лех-Манальское шоссе- езда на огромной высоте по краю обрыва

От Манали начинается шоссе до Леха. Это немного менее 500 км. Мы планируем преодолеть этот маршрут за 2 дня, но в реальности выходит иначе. Дорога оказалась одной из самых сложных, серьезных и опасных в нашем путешествии. Сложностей на Лех-Манальском шоссе оказалось несколько.

Высота. Дорога проходит на огромной высоте, через несколько высочайших перевалов в мире, включая Рохтанг-Ла 3978 метров, Баралача-Ла 4892 метров, Лачулунг-Ла 5059 м и Тангланг-Ла 5325 метров.

Узкое извилистое шоссе. Иногда на дороге умещается только одно авто, поэтому увидев вдалеке встречку, нужно заранее спрогнозировать где можно с ней разъехаться. Индийские водители по-своему сумасшедшие, и носятся с огромной скоростью даже по горам. До поселка Пангу 70-80% дороги — это гравийка весьма посредственного качества, средняя скорость составляет 10-20 км/ч. Такая езда изнуряет, концентрируешься максимально, ибо часто в полуметре от тебя пропасть, одно неверное движение рулем и все может закончиться плохо.

Первые сложности — формальные.


Центр Манали

 


Счастье есть!

На выезде из Манали нас останавливает полиция на блок-посту. Нужен специальный экологический пермит, потому как авто старше 10 лет по этой дороге не пускают. Понимая, что мы тут можем и остаться, поскольку нашей 80ке уже стукнуло 19 лет, используя все красноречие убеждаю пропустить нас. Радоваться рано, ибо самое сложное впереди. Начинаем подъем по невероятной зигзагообразной дороге.

 


Типичная горная дорога


На этой высоте лес как в Сибири

На одном из участков наблюдаем, как решаются проблема ДТП. В самом узком месте грузовик не смог разъехаться с автобусом и выдавил ему боковое стекло. Собирается толпа и начинаются бесконечные перепирания и ссоры, через полчаса все спокойно разъезжаются.

Из лета попадаем в золотую осень. Между 2000-3000 м. стоит замечательная осенняя погода. Желтая листва переливается на ярком солнце.

 


На этих высотах уже осень

Во втором этапе кругосветки несколько раз подряд меняются три времени года: лето, осень, зима. Из лета мы поднялись в осень. Еще немного и начнется зима.

Дорога никогда не бывает прямой. Навигация подтверждает — дело дрянь.

 


Так нас ведет навигация

Вскоре встречаем второй блок-пост. Не помогает ничего – нас не пускают. Долгие переговоры с принимающей нас индийской стороной ничего не дают. Выход один: ехать в Манали и делать документы. Время 15-50, офис работает до 17-00. На одной машине мчимся обратно. Влетаем на основную площадь Манали, офис где-то там. Парковки нет. Бросаю машину на аварийке, Ю остается внутри. Рядом стоит мальчик продавец какой-то ерунды. «Офис дорожной полиции знаешь где?» . «Знаю!». Бежим вместе туда, в офис залетаю в 16-53.

«Ооо, уже поздно, приходите завтра!» отвечает мне типичный бюрократ, тип которого универсален в любой стране. Он уже настроился уйти самую малость пораньше и неторопливо складывает документы. Через пару минут моего эмоционального выступления он понимает, что завтра я не приду, я пришел сегодня. Для оформления требуется скан техосмотра и свидетельства о регистрации, радует то, что на диагностической карте к нашим авто есть слова на английском языке, подтверждающие тип этого документа. Все есть с собой на ноутбуке, проблема в том, что у ребят нет флешки. Еще 4 минуты мчусь до машины и обратно. Вот я снова в офисе, копирую файлы. После печати на принтере без достаточного количества тонера, все становится нечитаемо. Но бюрократу это не важно, главное все бумажки подшить, а нам только на руку. «Так какого года машины?» спрашивает главный, подписывая ручкой нечитаемые данные, тут я не теряюсь, теперь 80ка становится 2006 года выпуска и теперь проходит по всем параметрам. Готово! Три пермита у нас на руках, можно ехать вперед.

Первый снег

Первый 4000 перевал. Здесь лежит снег!

 


Мы добрались до снегов!

Последний месяц мы провели в жаре, +30 до +40, поэтому радуемся, как дети. На дороге мы почти одни, редкая встречная машина торопится из Леха в Манали. Мы все выше и выше, ниже 4000 уже не опускаемся. Сегодня просто взрыв эмоций! Открываются невероятные картины вершин, долин, озер, снежников.


Даже днем воду прихватывает мороз

Вот в чем отличие тибетского шоссе от Кашгара до Лхасы: высота такая же, но там все относительно плоско, это дорога по плато. Здесь же шоссе с трудом цепляется за горы, иногда сужаясь настолько, что страшно одному проезжать.

 


Езда прямо по краю

То, что казалось страшным на Памирском тракте, теперь кажется детским лепетом.


Двум авто тут не разойтись

 

Вниз уходят сотни метров резкого обрыва, если ошибешься, шанса выжить просто нет и не может быть. Дорогами в Индии занимается BRO – border road organization. Это армейская служба, которая строит и поддерживает горные дороги, поскольку армия здесь везде.

Впереди первый пятитысячник — Лачулунг-Ла, медленно поднимаемся на него. От «горняшки» страдают не только люди, но и техника. По нашим оценкам, авто теряет 20-30% тяги при подъеме выше 4000 м., двигатель страдает от кислородного голодания. 80ка традиционно начинает сильно дымить.

За несколько сот метров до вершины перевала останавливается Hilux Эльшана. Он не может включить скорость, проблема в сцеплении. Более неподходящего места для поломки просто не найти. Мы в середине пути, до «большой земли» что в одну сторону более 200 км., что в другую. Похоже выжимной подшипник вышел из строя, на работающем авто, с выжатым сцеплением невозможно переключить скорость. Нужен мозговой штурм. Штурмовать получается плохо, кислорода в воздухе все меньше, думается все медленней.

Решено, будем пытаться завести Тойту на скорости. Выталкиваем машину на более-менее ровное место, глушим, включаем вторую передачу и заводим прямо на скорости, толкая ее сзади. Теперь внедорожник едет на одной, второй скорости в авангарде, и держит с нами радиосвязь. Останавливаться в гору или на ровном месте ему не рекомендуется, тронуться будет тяжело. Лучше так, чем стоять, ибо операция по спасению займет не один день. Затаив дыхание смотрим как серебристая точка уходит все выше и выше на перевал.

Вершина перевала волшебна! Ярчайшее солнце, полметра снега, уже привычные буддистские флажки, мы же в Тибете.

 


Мы на одном из пятитысячных перевалов

Все невероятно сочных цветов, хочется остаться здесь на час, чтобы запомнить это навсегда. Такие момент – эпизоды в нашей жизни и забыть их будет просто невозможно. Небольшие озера и маленькие речки уже прихвачены тонким слоем льда

Местами дивная художественная эрозия.


Художественная эрозия

Иногда на спуске встречаются фрагменты асфальта, но они невелики и неважного качества. Вскоре темнеет, дорога – гравийка, движемся 15-20 км/ч, сильная тряска, путь предельно узкий и пыльный. Поглядываю на навигатор и мечтаю, чтобы высота спала. Но цифры упорно скачут в пределах 4800-5000 м. Начинается делать своё черное дело «горняшка», температура падает ниже ноля. Накатывает усталость, мы едем с 5 утра, в голове шумит. Фары выхватывают какую-то зловещую картину перед нами: с обеих сторон нависают скалы, крутые декорации для голливудского фильма.

 


От такой картинки голова кругом едет

В какой-то момент перестаешь понимать, кто ты и где. Приходится встряхнуть головой, открыть окно, умыться водой. Только разговоры в машине и по рации возвращают в нормальное сознание, по опыту знаю – еще несколько часов и начнутся галлюцинации. До Леха еще 200 км., сейчас 10 вечера, в таком состоянии мы точно дорогу не осилим. Надо остановиться, но где? По навигации в 30 км. малюсенький поселок Пангу. Но это всего лишь маленькая точка на карте, это может ничего не значить, поселок может быть просто пустым. Вполне вероятно, что здесь когда-то был поселок или поселок есть, но там никого нет. Шоссе закрывается на период зимы и все могли уже покинуть эти места. Ставить палатки на такой высоте не очень хорошая идея, как и ночевать на 5000 м, по опыту экспедиции «На край Евразии» мы помним, как это может быть.

Ночевка неизвестно где

Едва двигая рулем, с тяжелой головой и ватными ногами мы подъезжаем к дому с включенным светом – это и есть поселок Пангу. Это не просто дом, а, видимо, мотель. Нам повезло, поскольку тибетская семья, владеющая мотелем, завтра утром уезжает отсюда на всю зиму, все будет закрыто. А сейчас они готовы нам предоставить спальню на 10х человек. Тибетцы тут же распарывают мешки, откуда появляются матрасы и одеяла.

 


Здесь мы спали все в повалку

После горячей еды, крепкого чая и кислорода из баллонов, жизнь налаживается. Ночью в нашей спальне +5, стены покрываются изморозью, изо рта валит пар, а за стеной сумасшедшая тибетская дискотека. Тибетцы радостно празднуют отъезд на зиму.

Утро начинается с мороза. В 7 утра на градуснике -10. Заводится и спокойно работает только мой Hilux, 80ка урчит с перебоями, а вот внедорожник Эльшана замерз полностью.


Оттаиваем авто

 


80ка работает, но не едет. Оттаиваем

Греем!

Топливный фильтр забит парафином. Греем паяльной лампой топливопровод, добавляем бензин в бак. Тем же заняты и местные жители, их «Мahindra” тоже заводится не сразу.

 

Махиндра тоже замерзла…


Идийцы заряжают аккумулятор от солнечной баттареи

Мы на 4500 м., «горняшка» достает и здесь, спасаемся кислородом и чаем. Через пару часов всё согрето, впереди нас ждет Лех.

Буквально через пару десятков километров начинается долгожданный новый асфальт. Как хорошо, что мы решили не ехать дальше ночью, столько бы всего интересного было пропущено! Невероятные картины вокруг. Разноцветные скалы, чудеса эрозии, черная лента шоссе, извивающаяся по горам.


Это как-будто ненастоящая картинка

Опускаемся до реки Инд, мы еще очень много раз с ней повидаемся. После обеда мы в Лехе.

 

Хардунг-Ла. Возможно самый высокий автомобильный перевал мира.

Уже не первый год читаю про перевал Хардунг-Ла. Он находится как-за рядом с Лехом, через него идет дорога в долину Нубра. Очень много споров об этом перевале. Индийцы гордо пишут, что это «the highest motorable pass in the world” (самый высокий автомобильный перевал в мире) и заявляют высоту над уровнем моря 18380 футов (приблизительно 5602 м.). Многие путешественники  возмущены некорректными данными высоты, ибо на месте GPS навигаторы показывают более скромные цифры ближе к 5350-5400. Наш навигатор показал 5377 м.


5377 м. это невероятно высокого

Это безусловно очень высоко, правда Wikipedia ссылается на перевалы Суге Ла и Семо Ла которые возможно на 100-200 м. выше, что в этом масштабе, безусловно, уже не принципиально.

В любом случае мы на одном из самых высоких автомобильные перевалов в мире! Мы менее чем на 300 м. ниже Эльбруса, высочайшей точки России. Не знаю, были ли мы первыми, кто на авто с российскими номерами добрался сюда, хотя это уже и не важно. Добраться до подобных точек на карте — уже само по себе личная победа.

 


На перевале


Мы на вершине Хардунг-Ла

Наверху -7 градусов и дует пронизывающий ветер, самое непростое место для репортажа на канале «Россия».

Цепи мы не одевали, но машины вернувшиеся из долины по ту сторону перевала, все как один были с цепями. Там лежит плотный снег.


Уже нужны цепи


Впереди долина Нубра

Мне очень интересно посмотреть, как устроена медпомощь на высоте. У меня до сих пор лежит фильм от National Geographic про этот перевал. Представить, что тебе плохо на такой высоте – проще простого. Я действительно набегался как надо, и очень замерз, голова начала идти кругом. Открываем дверь под красным крестом, я заваливаюсь в помещение поддерживаемый Костей. «Помогите…помираю…» Костя снимает все на камеру. «Нет, нет срочно уберите камеру» — требует один из военных сидящих у печки. Тут же стоит огромный баллон с кислородом. Грею и растираю руки, пью сладкий горячий чай. Мне уже лучше, жаль только съемок не получилось. Меряем уровень сатурации (насыщения крови) кислорода. У меня получается нечто между 87- 92%. Это прекрасный показатель, тревогу бьют когда цифры падают до 60-70%.

После Леха отправляемся дальше, в Каргил. До Пакистана буквально несколько дней езды. Нам уже кажется, что все горные проблемы позади, впереди не будет дорог выше 4000 м. Но нам так только кажется.

Совсем скоро мы застрянем на перевале Зоджи-Ла на трое суток и будем ночевать в снегу с индийскими дальнобойщикам, ехать ночью в жуткой и опасной пробке, пробиваться к границе с Пакистаном.

Продолжение следует…