Эльшан Салимов, участник экспедиции «Мир наш» находясь под глубоким впечатлением от экспедиционного автомобиля Toyota Landcruiser 80, решил об этом написать.

Кто только не был другом человека в Советском Союзе – и собака, и управдом. Но для команды проекта «Мир наш» лучший друг — однозначно автомобиль. Особенно легендарная 80-ка, Toyota Land Cruiser 80, ветеран автопарка, который участвовал во всех проектах Алексея Камерзанова. Единственный, кстати, автомобиль из России, который дважды своим ходом доехал до Тайланда. Первый раз в 2013 году — проект «На край Евразии», когда новосибирцы поехали до мыса Пиай в Малайзии, это самая южная точка евразийского континента. И второй раз сейчас. История путешествий у 80ки богатая…


110й зимник.


Пески Каракумов


Это не снег, это соль. Залив Карабогазгол. Туркмения


Южный Инылчек. Едем к леднику


Штурм Барзгузина и выход на 110й зимник.


Во Вьетнаме

Наша 80-ка стартовала в Новосибирске, побывала в пустыне Гоби, проехала по самым высокогорным перевалам Тибета, где преодолела сложнейшие горные серпантины.


На пути в Монголию

 


По дорогам Тибета

Потом путь по провинции Юньнань, следом тропический Лаос. Автомобиль проехал всю территорию Бирмы, где легко справился с размытыми дорогами.


Заправка в Мьянме

Но по порядку: дорожный хаос в Индии. Только представьте: дороги забиты маленькими автомобильчиками, буквально машинёшками, и тут 80-ка – огромная, величественная, местами она просто парализовала движение. Но ладно это, впереди было Лех-Манальское шоссе протяжённостью около 600 километров, где мы проехали по четырём самым высокогорным перевалам в мире. Кхардунг-Ла, Лачулунг-Ла, Тангланг-Ла и другие – каждый выше пяти тысяч метров над уровнем моря.


Перевал Тангланг-Ла . Первый перевал выше 5000 м.

Забраться на такую высоту – сложнейшая задача, и для человека, и для автомобиля. Кислорода мало, начинается горная болезнь, кружится голова — огромная нагрузка на организм. И такая же огромная нагрузка на автомобиль. Увеличивается расход топлива, и износ тоже, кажется, что машина еле-еле поднимается в гору.


Отогреваем, ночью было -10. Лех-Манальское шоссе. Индия

Если сравнивать, то ехать по перевалу Тангланг-Ла просто праздник – дорога хорошая, полностью асфальтированная. А вот на Кхардунг-Ла километров за двадцать до самого верха шоссе приходит конец – добро пожаловать на гравийку. Выше автомобильных дорог просто не существует. Сказать, что очень опасно – не сказать ничего: навесные карнизы, постоянные обвалы — частенько весь путь засыпает камнями и дорогу парализует, и ждёшь часами, пока разгребут. Правда, индийские военные следят: постоянно чистят, подсыпают, укрепляют.

Гравийка эта – классическая горная дорога, как в кино – местами два автомобиля разъехаться не могут — останавливаешься, прижимаешься к стеночке, чтобы пропустить встречных. Или тебя пропускают, потому что едешь по кромке обрыва. Нет никаких отбойников — ни бетонных, ни железных – ничего. А может быть скользко, и тебя на ровном месте снесёт на обрыв. Одно неверное движение, и всё, полетишь так глубоко вниз, что ничего не останется. Такие машины потом поднимают из пропасти, кое-где они стоят так и стоят на краю – смятые, как консервные банки. Как памятник-напоминание – не совершай ошибки. Но всё равно проехать такой перевал – огромное удовольствие, это запоминаешь на всю жизнь, что ты сам это сделал. И 80-ка все перевалы прошла достойно – настоящий талисман команды.


Гравийка на Лех-Манальском шоссе

Именно с помощью этого автомобиля мы не застряли на перевале Зоджи-Ла всё в той же Индии, недалеко от границы с Пакистаном. Высота его около 3700 метров, вроде не так уж и высоко, но из-за землетрясения сошла лавина, и дорогу завалило. Нам повезло, что в тот момент мы не были в пути, но всё равно на два дня стали заложниками ситуации. Я настаивал, что нужно ехать докуда можно, и там решать вопрос. Команда согласилась, поехали, и в итоге встали: перевал закрыт, тысячи машин стоят, пробки на много километров. А ночью мороз был около десяти градусов, и днём грузовики начали отогревать – разводить под ними костры. Страшно представить, насколько это опасно, ведь если одна машина загорится, то вспыхнет вся колонна, потому что съехать в сторону там некуда – сплошные обрывы. Но повезло, обошлось.


Три дня перевал закрыт. Ночуем в пробке. Индия

В общем, утром мы пошли посмотреть, насколько всё серьёзно – времени критически не хватало, уже завтра нам надо было заезжать в Пакистан. Вроде открыли ворота, машины пустили на два километра, и всё, опять закрыли. Мы к полицейским, я попросил Алексея (он очень хорошо по-английски говорит) перевести мои слова, что если мы сегодня не проедем, то не попадём ни в одну страну, помогите нам. Видимо, звучало убедительно, и один из полицейских нас пропустил.

Проехали сколько смогли, и упёрлись в участок, где стоит колонна из грузовиков – не проехать, нет места на дороге. И что вы думаете? Опять 80-ка нас спасла – как танк или БТР, разгоняется, разбивает гигантский снежный завал, пробивает нам дорогу рядом с этими грузовиками, и мы проезжаем. И за нами все остальные следом. Конечно, страшновато, но выхода не было, шли ва-банк. Надо было и мы сделали. А дальше всю ночь едем по серпантину, пара часов отдыха, и на границу с Пакистаном.

Кадры с 80кой и Дед Морозом за рулем вышли в новостях "Россия 24"

Кадры с 80кой и Дед Морозом за рулем вышли в новостях «Россия 24»

В Пакистане нас тоже ждала одна из самых опасных дорог в мире.

Там видишь то, что мы раньше видели в советских фильмах: пуштуны, талибы, опасно и интересно. Нашу колонну сопровождали сразу два автомобиля с охраной, без этого никак — с гор стреляют. Так под защитой и доехали до долины Хунза – красивейшее место, где живут хунзакуты. Там походили, подивились на абрикосы – изумительное место. И дальше в путь.


Небольшая деревня в Гилгит-Балтистане. Пакистан


Наша ежедневная охрана. Пакистан

Следом проехали Каракорумское шоссе — невероятной красоты дорога. Правда, километров 200 это скорее направление, гравийка, и опять никаких ограждений. Иногда настолько красиво — горы, огромные водопады — что можно засмотреться и улететь с обрыва.

Каракорумское шоссе. Пакистан

Каракорумское шоссе. Пакистан

Зато в Иране и нам, и автомобилям был праздник – это были самые лучшие дороги на нашем пути, суперсовременные многополосные магистрали, с указателями, дублированными на английском.


Омыли колеса в водах Персидского залива

И цены на дизтопливо радовали – 8,5 центов, то есть литр солярки – 5,5-6 рублей. И, наконец, добрались до берегов Каспийского моря, в Баку, где нас встретили как самых дорогих гостей. Азербайджанская автомобильная федерация сделала всё возможное и невозможное, чтобы проезду 80-ки не препятствовали. Дело, в том, что автомобиль 96 года выпуска, он не проходит по стандартам Евро-4, но наши коллеги оформили все документы, и мы проехали транзитом без всяких проблем.


Команда в Баку

Решено оставить машины в Баку. А 80-ка, увы, может пробыть там совсем недолго. Поэтому надо было вернуть его домой. Но как? Рассматривали много вариантов. Отправить из Азербайджана – очень дорого и очень сложно. Из Махачкалы на платформе — тоже дорого и кучу времени займёт. В общем, я принял решение — гнать машину в Новосибирск своим ходом, один. Расстояние от Баку около пяти тысяч километров. И поехал. Раз уж этот автомобиль проехал больше 30 тысяч километров по территории 10 стран, то если поехать в Новосибирск, то можно замкнуть кольцо вокруг Гималаев. Ну как тут устоять?


Путь домой

Да только резина на 80-ке стояла грязевая, а в России-то уже снег. Поэтому зимние колёса заранее отправили в Саратов, это ближайшее место, куда можно было. Там поменял резину, и дальше вперёд по Уралу со всем набором зимних удовольствий, чего только не было: и снегопады, и огромные пробки. Через Тюмень, Омск и в Новосибирск – 80-ка кольцо замкнула.


Дома в Новосибирске. Невероятный круг! 35000 км! Из Новосибирска через 10 стран обратно в Новосибирск

Для нас эта машина стала настоящим символом сплоченности и дружбы всей команды. Весь экипаж его любит, все члены команды на нём ездили, кто умеет – за рулем, кто не умеет — пассажиром, так или иначе, этот автомобиль всегда собирал нас вместе. И пусть дальше она будет участвовать только в российских экспедициях, всё равно – героическая 80-ка всегда с нами.

Эльшан Салимов