Лех

Спустя несколько тяжелых дней на сумасшедших высотах (местами более 5000 м. над уровнем моря), жуткого холода (с+40 мы попали в -10 С), мы наконец-то в Лехе, столице региона Ладакх. Тут мы сможем отдохнуть, отремонтировать машины и рвануть дальше — в Пакистан.

Первое, что нас встречает в Лехе — это уменьшенная копия дворца Далай-Ламы Поталы, что находится в Лхасе.


Почти уменьшеная копия Поталы

IMG_2969

IMG_2971

Опять не работает мобильная связь. Зайдя к местному провайдеру, пытаясь купить индийскую сим карту, узнаем, что для регистрации нового абонента нужно 6(!) фотографий, подписание контракта и 4 дня ожидания подключения. Так долго мы не планируем здесь быть, опять единственный канал связи с родиной это wi-fi в отеле. Запасным вариантом выступает спутниковый телефон, но он спрятан в укромном месте одной из машин, ибо официально пользоваться им в Индии нельзя. Закрыты почти все отели. Стекла заклеены газетами, наступает зима. С трудом находим гестхаус, жаль, что отопления в нем нет. В комнате опять холодно, лучше спать в спальном мешке. Городок вполне обычен.

Jpeg

Как ни странно в Лехе достаточно приличная станция “Toyota”. Там мы чиним сцепление Эльшана и устраняем течь бензобака в 80ке. Мастера совсем не те, что были в Дели. Выжимной подшипник на машине Эльшана буквально рассыпался. Было решено менять и его и сам диск сцепления. Как он вообще добрался до Леха осталось загадкой.

Лех – город небольшой. У нас есть три дня, кооторые мы планируем потратить на ремонт, отдых.

Возвращаясь с ремонта мы попадаем на день поминовения имама Хусейна — Ашура. Большая мусульман-шиитов толпа движется по центральной улице города. Повсюду черные знамена с текстом написанном арабской вязью. В память об их мученической смерти имама и его сподвижников шииты совершают ежегодные траурные церемонии. Это процессии-представления, участники которых хлещут себя цепями и бьют себя в грудь кулаками. На машинах установлены громкоговорители, откуда громко вещают видимо организаторы. Процессия немного проезжает и останавливается и все повторяется заново.

Поминование имама Хусейна

Поминование имама Хусейна

При нас, молодого парня вошедшего в раж и потерявшего сознание, увезли на скорой. Зрелище не для слабонервных.


Полиция с бамбуковыми щитами

Едем в сторону Пакистана

Сейчас наша дорога лежит через города Каргил, Шринагар до Амритсара (столицы штата Пенджаб), здесь мы должны перейти границу и попасть в Пакистан. Ночная дорога до Каргила как всегда выглядит загадочной.


Над нами нависают скалы, а слева ревет горная река

В Каргиле все больше чувствуется приближение Пакистана.


Каргил. Можно подумать, что это с рекламного буклета


в Каргиле уже осень

Здесь почти одни мусульмане, все чаще встречаются женщины в черных хиджабах. Слышны призывы к молитве с минаретов местной мечети.

Повсюду растяжки с иранскими аятолами Хомейни и Хаменеи

Повсюду растяжки с иранскими аятолами Хомейни и Хаменеи

Именно в этом городе разворачивались события Каргильской войны 15 летней давности. В 1999 году отряды боевиков со стороны Пакистана атаковали Каргильский округ. Развернулись настоящие боевые действия с применением артиллерии и авиации. Индия даже потеряла несколько МИГов, нанося удары по Пакистану. Фактически победа досталась Индийской стороне, которая используя многократное преимущество все отвоевала все захваченные территории.


Школьный автобус больше похож на крепость


Стирка

Мы планировали переночевать и отправиться дальше на следующий день. Но на нашем пути новая проблема – перевал Зоджи Ла. Сам по себе перевал по меркам пройденной дороги невысок – 3500 м. Но ночью прошел снегопад и дорогу закрыл двухметровый слой снега. Полиция никого не пускает в направлении перевала, у блокпоста скопились сотни машин, нужно ждать сутки пока перевал откроют. Объехать его невозможно. Пока у нас есть время примеряем цепи, которые возможно нам пригодятся, ведь мы их везли именно для этого случая. Сотрудники отеля закрывают окна, они тоже завтра уезжают, отель закрывается на зиму.

Эльшан примеряет цепи

Эльшан примеряет цепи

IMG_2424

Утром следующего дня ничего не меняется – перевал закрыт, его до сих пор чистят. Только к вечеру менеджер гостиницы обнадеживает нас информацией о том, что дорога открыта, можно ехать. Блокпост свободен, но через километров 50 начинается пробка из грузовиков. Встречная полоса свободна, мы вместе с другими легковушкам едем спокойно по встречной полосе. Начинается движение рывками, мы то стоим в пробке, то едем по встречке.


Движение в ночной пробке. Вид из машины

Сбиваемся со счета сколько километров грузовиков мы миновали, но вершины перевала еще не видно. Где-то легковушки начинают оставливаться, поскольку не в состоянии преодолеть полуметровый сугроб из пухлого снега. Дорогу пробиваем мы, за нами устремляется масса легких машин. Уже идет третий час вот таких ночных гонок, а мы еще не на перевале. Вдруг все замирает, вперед отправляется Дима с рацией. Два ключевых слова решают все дальнейшие действия: «Closed, tomorrow”. Военные закрывают шлагбаум, на сегодня движение остановлено.

Теперь можно осмотреться. Мы стоим в многокилометровой пробке в снегу. Время 10 часов вечера. Пробка уходит на 500 метров вперед (мы немного не добрались до ее начала) и тянется на многие километры назад. Над головой звездное небо и яркая, освещающая снежные горы, луна.

Мы встали…

Мы встали…

 

Мы ничуть не расстроены, когда еще будет шанс поспать при луне в заснеженных Гималаях? Пока еще не время ложиться спать, пойду прогуляюсь, зайду в гости.


Лунная ночь

Около наших машин постоянно останавливаются индийские дальнобойщики и что-то обсуждают. Мы действительно похожи на rara avis в этой толпе индийского автопрома. Водители начинают устраиваться на ночь, один из них, которого я фотографирую, зовет меня в кабину. Без раздумий лезу туда, интересно посмотреть как у них все там устроено. В кабине стоит газовая конфорка, она же источник тепла. К сожалению ребята говорят только на хинди и пенджаби. Из нескольких английских слов я понимаю, что парнишка лет 12 его сын и он будет очень крутым дальнобойщиком.


Индийские дальнобойщики

Hilux оказался вполне комфортным для сна. Если разложить водительское сидение, то можно спокойно вытянуться полностью. Машины решено не глушить, поскольку дизель может замерзнуть. Важно поставить машину так, чтобы выхлоп от дизельных грузовиков не попадал к нам в салон. Хоть машины и заглушены, водители периодически их заводят и прогревают, а это целое облако выхлопных газов. Пришлось несколько раз маневрировать и переставлять машину то вперед, то назад. На градуснике -7, скоро температура опустится до -10-12 градусов. Внезапно прибегает один из дальнобойщиков и завороженно повторяет: «балу, балу!» и показывает пальцем куда-то в направлении речки. Единственного «балу», которого мы помнили, был медведь из «Маугли»… Это что медведь? Каждый второй водитель вылез из своего транспорта, чтобы посмотреть на Балу. Со всех сторон задается свист и улюлюканье. Где-то вдалеке видим темную фигуру неторопливо идущую по снегу в нашем направлении. Тут пригождается мощный фароискатель 80ки. К тому моменту медвежонок (так нам казалось) подходит ближе, в свете фар становится понятно, что никакой это не медвежонок, это большой гималайский медведь. Еще немного лениво побродив он уходит в темные горы. Теперь точно спать.

Утро


Дима и Костя спят

50D-011

Утро начинается с попыток дальнобойщиков завести замерзшие машины.


За нами такая вот красота

Еще в Лехе мы спросили, есть ли зимнее топливо на заправке, но заправщики удивленно переглянулись и сообщили, что бывает просто дизельное топливо, оно никак не делится. Вот именно такое дизельное топливо и было залито у всех. Под каждой второй фурой (а временами и бензовозом) индийцы разводят огонь. Жгут все: дрова, резину, солярку.

Разогрев машин с утра

Разогрев машин с утра

То там то здесь виднеются костры и перепачканные лица. Некоторые уже пару часов заняты оттаиванием.

Встречаем индийскую журналистку с мужем. Только теперь мы понимаем, что нам повезло. Ребята пытались проехать в Манали, по маршруту пройденному нами несколько дней назад. Но первый же 5000й перевал оказался уже закрыт, он завален снегом и так простоит всю зиму. Обратный путь за нами просто схлопывается шаг за шагом, мы едва успели. Еще бы несколько дней и Лех-Манальское шоссе было бы закрытым до весны. Индийцы развернулись и направились обратно. Теперь закрыт Зоджи-Ла. На экстренный случай они возят с собой вязанку дров в багажнике.


Дрова на всякий случай

Мы их хорошо понимаем.

За нами несколько километров пробка.Мы все ночевали на этом перевале

За нами несколько километров пробка.Мы все ночевали на этом перевале

Наконец ворота открываются и легковые машины медленно начинают выезжать. Буквально через пару километров опять все встает. Военные закрыли дорогу. Пытаемся допроситься разрешения ехать, уже нет сил ждать. Майор упорствует и требует ждать. Глядя на легковушки на «лысой» резине стоящие перед нами в нас вскипает праведный гнев. Для чего у нас стоят огромные грязевые колеса с хорошим протектором? Мы зря тащили цепи в руках в Бангкок? Выезжаем на пустую встречную полосу и не обращая внимания на вялые протесты водителей мчимся вперед. Как ни странно, майор завидев нас машет рукой, «проезжайте» и мы пулей летим вперед.

Наши любимые горные дороги. Это перевал Зоджи-Ла

Наши любимые горные дороги. Это перевал Зоджи-Ла

На самом перевале застряли два десятка длинномеров. Они то стоят и всех не пускают. Свободное место для проезда есть, но его недостаточно. По правую руку сугроб. За нами уже выстроилась очередь легковушек, им без нас делать здесь нечего. Тут самое время поработать нашей легендарной 80ки. За рулем конечно ОН — наш штатный ДЕД МОРОЗ!

Дед Мороз всегда и везде!

Дед Мороз всегда и везде!

80ка начинает пробивать дорогу. Самая тяжелая и тяговитая из всех машин.

80ка штурмует сугробы

80ка штурмует сугробы

За ней уже идут Hiluxы утрамбовывая дороги для обычных машин. Мы фактически пробиваем дорогу открывая движение, ибо дальнобойщики еще долго здесь будут торчать.


За 80кой идут Хайлюксы

File_000 (6)

Линия огня проходила недалеко отсюда.

Через пару часов битвы мы свободны, на очереди город Шринагар, зимняя столица Джамму и Кашмир. За окном тем временем проплывали заснеженные Гималаи, здесь сконцентрированы основные горные курорты Индии.

Банда в сборе )

Банда в сборе )

У нас нарушен график, решаем проехать Шринагар и отправиться прямо в Амритсар. Расстояние 350 км. кажется вполне доступным.

IMG_2373

Мы даже не представляем какая ночь ждет нас. В Шринагаре жуткая пробка и не менее жуткая культура езды. Мы конечно привыкли к тому, что в Индии все водят как попало, но здесь было что-то невероятное. 200 км. дороги до Джамму лежали в горах. Тут и разыгралась ночная сумасшедшая гонка, которая по нашим оценкам стала самой опасной ночью за все наши путешествия. Здесь нельзя ехать медленней или быстрей потока. И то и другое неприемлемо. Часто индийские водители пускаются на невероятно опасные обгоны. На подъеме и в слепом повороте, завидев встречку, они тут же пытаются уйти на свою полосу, просто начинают толкать тебя в пропасть. Несколько раз я был готов отбивать таких гостей бампером, меня уже ничего не останавливало и я бы это сделал, только в последний момент такой водитель понимал, что я не шучу и уходил назад. Нервы были взвинчены до предела, несколько раз мы порывались зажать и наказать очередного хама. Технически все было просто, мы координировали наши действия по рации и нам было по силам сделать такое. Невероятная ночь закончилась в 7 утра, когда мы жутко уставшие и приболевшие остановились на пару часов в Джамму поспать.

Per aspera ad astra. Путь в Пакистан

Пункты пропуска работают в разных режимах. Бывает круглосуточно, бывает до 10, 7 и даже до 5 вечера. Но только в пути до Амритсара мы узнаем, что пункт пропуска Wagah работает до 3 часов дня! Но мы успеваем, влетев на пункт в 2 часа дня. Все идет хорошо, но вот при заполнении Carnet de passage индийские таможенники начинают занудничать, искать номер двигателя в 80ке. Где он? Мы даже не догадываемся. Пока один таможенник проверяет номер, второй глядя на часы говорит, что осталось 20 минут до закрытия границы. Мы просим их поторопиться, поскольку все зависит только от них. Через 10 минут мы загружаем вещи обратно в машины, главный таможенник забирает какую-то бумажку и направляемся в Пакистан. Остается последний контроль.

14-53 На контроле спрашивают некий документ о прохождении всех формальностей. Похоже это та самая бумажка, что у нас забрали. Мы готовы за ней съездить, но нас уже не пускают. Пытаются выяснить по рации.

14-55 «Осталось 5 минут до закрытия» — изрекает пограничник. Прошу его дать нам возможность забрать ее. Снова отказ, теперь один из пограничников прыгает на мотоцикл и мчится туда, откуда мы прихали. Опять долгие разговоры по рации

14-57 Я не выдерживаю и начинаю громко требовать, чтобы нас проспустили или вперед или назад! Мы не собираемся здесь ночевать. Продолжаются переговоры по рации

14-58 «Езжайте! Быстро, быстро, быстро» наконец кричит пограничник. Открываются ворота и под рев толпы на трибунах справа и слева мы въезжаем в Пакистан. Машем руками, толпа радостно отзывается восторженными криками. Вскоре начнется церемония закрытия границы, а это зрители собрались посмотреть.


Граница Индии и Пакистана

Никогда еще мы не въезжали в страну с такими почестями. Все мы в Пакистане.

Продолжение следует…